«МК»: Как горьковские речники путешествовали по миру

«МК»: Как горьковские речники путешествовали по миру
16 Декабря 2010

Обычный советский фотоальбом украшают открытки разных городов с пальмами, старыми улочками и памятниками архитектуры. Венеция, Греция, Финляндия, Варна и более экзотичный Иран переплетаются на старых страницах – побережье Средиземного, Балтийского, Черного морей и Каспия.

Сейчас это обыденность, которую можно увидеть благодаря Интернету (виртуально) или многочисленным турфирмам, купив заграничный тур. Тогда это был другой мир, не доступный для большинства граждан великой страны. В закрытом городе Горьком путевку за границу получить было непросто. Одним из вариантов стала учеба в Водной академии.

Впервые за границей Виталий Кокорин оказался на практике в далеком уже 1969 году, когда теплоход «Морской-11» встал в иранском порту Энзели на Каспии. Это была капстрана с вполне реальным «оскалом капитализма». В порту работали плохо одетые и худые люди, мешки с хлопком по 30 кг каждый они брали вчетвером – для здоровых и физически развитых граждан СССР это было более чем удивительно.

Военной кафедры в академии не было. Вчерашние студенты обычно попадали на корабли, поэтому Виталий отслужил на Северном флоте. А потом устроился на работу в Волжское пароходство, которое стало получать первые суда «река – море». Первая, уже рабочая «загранка», была в братскую Югославию, потом были капстраны. В скольких странах побывал, Кокорин и не помнит.

В советские времена образ моряка, и тем более его жилища, ассоциировался далеко не со штурвалом, компасом и сушеными морскими гадами. Атрибутами неведомых земель были магнитофоны, джинсы и жвачка. Но приобрести эти блага цивилизации мог не каждый моряк. В 70-е годы прошлого века суточные матроса составляли 50-60 копеек, капитана – 1 рубль 80 копеек. Эти суммы выдавались в эквиваленте к местной валюте. У моряков существовала своеобразная система “накопления капитала”, которым обычно заведовал третий штурман. Он же был и своеобразным бухгалтером: вел учет, сколько у каждого члена экипажа валюты и сколько он израсходовал.

– Когда начинали работать, ни на какие сувениры, кроме открыток, денег просто не было, – вспоминает Кокорин. – Уже потом что-то привозить начали. Например, из стран Востока везли оригинальные кофейные сервизы. «Сувенирной столицей» была Венеция – изделия из стекла, часы, барометры. Те же джинсы, которые я никогда не носил, а дети были от них без ума.

После каждого плавания валюта у моряков забиралась и менялась на чеки. Если вспомнить финансовую жизнь СССР, то эти чеки были двух видов. У «сухопутных» командировочных были чеки Внешпосылторга, на которые можно было затариться в специальных магазинах «Березка». Моряки же получали чеки Внешторгбанка, которые можно было отоварить в специальных магазинах «Альбатрос». Эти торговые точки находились в каждом международном порту.

Сама валюта четко разделялась на две политические категории: капвалюта и соцвалюта. Первая была универсальным финансовым инструментом во время плавания. То есть, если ты в Германии не потратил все марки, ты можешь во Франции поменять их на франки. Те, в свою очередь, можно было в Италии поменять на лиры. В соцстранах было сложнее – их денежные единицы не котировались в других государствах.

Когда на экраны вышел знаменитый фильм «Пираты XX века», то профессия моряка приобрела более чем романтический оттенок. Но нижегородские капитаны о пиратах даже и не слышали – видимо, в те годы население Сомали было более сознательным… Зато прекрасно помнят другой атрибут СССР: в поездке за границей советских людей обязательно сопровождали сотрудники «органов».

– Были кураторы из КГБ, которые нас контролировали, – продолжает Юрий Гудаев. – Их интересовали не столько фарцовка и наркотики, которых, кстати, тогда почти не было, сколько мы сами. Причем следили не за тем, чтобы мы чего-то не то ляпнули, а чтобы чего-то не того не услышали. То есть не попали под влияние “гнилого Запада”. Часто кураторы отправлялись с нами в плавание. Но не все чекисты были готовы к морской качке. У меня один такой товарищ на четыре месяца в 9- 10-балльные штормы попал, после чего к проверкам энтузиазм потерял. На кораблях кураторы из КГБ имели должность «капитан-наставник». Примечательно, но в капиталистических странах, например в, Англии, их быстро вычисляли! Когда просматривали визовые документы и замечали фамилию «капитана», который за последние несколько лет ни в одном порту не был, требовали покинуть страну в течение 24 часов.

…Сейчас должность наших героев называется так же, как когда-то у кураторов из КГБ, “капитан-наставник”. Большую часть времени они находятся на суше, продумывая безопасность плавания других кораблей и подготавливая для плаваний молодых капитанов.

Материал: Константин Гусев / www.mk.ru / 15 декабря 2010

Теги: Общество

Возврат к списку


Комментарии (0)


Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться